Лодка тихим давлением сжата…

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

Эти слова из песни знакомы всем, кто проходил службу на флоте. Профессия военного моряка–подводника считается в наше время одной из рискованных. В любой момент член экипажа подводной лодки должен быть готов вступить в схватку с механизмом или агрегатом, мечущими молнии электроразрядов, бьющими струями кипящего масла, крутого пара или огня. С самого своего рождения субмарины строились с высокой степенью взрывопожаропасностью. В отсеках кислород соседствует с маслом, регенерация с водой и т.д. Я до сих пор помню, какое напряжение возникало в центральном посту моего атомохода при погружении. Море не прощает ни малейшей ошибки. Катастрофы «Комсомольца» и «Курска» этому подтверждение. Каким же надо обладать мужеством и быть профессионалом, чтобы не только выходить в море на лодке спроектированной в начале прошлого века, но и воевать на них.

Америка России подарила пароход

Когда началась первая мировая война, подводным лодкам флотоводцы воюющих держав относились с пренебрежением и делали ставку на линкоры и линейные крейсера. Но 20 сентября 1914 года заставило их поменять свои взгляды. В этот день немецкая подводная лодка «У-9» под командованием капитан-лейтенанта Отто Веддигена, впоследствии ставшем национальным героем Германии, отправила на дно три английских крейсера «Хуг», «Абукир» и «Кресси». За 1 час и 15 минут английский флот потерял корабли водоизмещением 36 тысяч тонн и 1460 моряков. От немецких субмарин понес потери и российский флот. 11 октября 1914 года в устье Финского залива немецкая «У-26» торпедировала  крейсер «Паллада». При взрыве произошла детонация боеприпасов, и корабль со всем своим экипажем в 593 человека ушел на дно. Произошедшее заставило военное руководство России не только задуматься о противолодочной обороне, но и начать закупку подводных лодок, так как своих субмарин катастрофически не хватало. У американской фирмы «Elektric Boat Compani» были приобретены 11 подводных лодок. Позже их прозвали по имени конструктора – Американский Голанд, сокращенно АГ. На Балтику попало 5 субмарин, на Черное море 6. В огне мировой войны и революции погибли шесть лодок. Остальные достроили после гражданской войны в 1921-1923 годах, и все они вошли в состав МСЧМ (Морских сил Черного моря).

a2_11

В те времена комсомол шефствовал над флотом, и большое количество призывников приходило по так называемому комсомольскому набору. Среди них был и 19 – летний Игнатий Никитин из Ленинграда. «Я только ФЗУ закончил и начал работать на заводе, — вспоминает сегодня Игнатий Степанович, — а тут комсомольское собрание и лучших на флот. 3 ноября 1939 года наш поезд пришел в Севастополь. Колонну призывников пешком повели на корабельную сторону. Я никогда в жизни моря не видел, а здесь до горизонта синева. Мне до сих пор слов не хватает, чтобы передать свои ощущения. Служба началась в школе оружия. Поначалу баня, затем переодели в форму. Но вместо формы раз: белоснежных брюк и форменки с синим гюйсом, дали робу, которая натирала как наждачная бумага. На ноги кирзовые ботинки, которые прозвали «гадами», на головы бескозырки без ленточек. Первый день дали оглядеться, а на второй подняли в 6 утра. В 8 подъем флага и после него выступление начальника школы «Товарищи краснофлотцы! Родина доверила Вам честь служить на богатом революционными традициями Черноморском флоте!». После этого времени свободного  не оставалось ни одной минуты.

фисанович

Занятия по специальности, строевая, и огневая подготовка, наряды. Политзанятия, на которых нам постоянно читали труды Ленина и Сталина. В мае 1940 года, после окончания школы оружия, меня распределили на 2 бригаду подводных лодок. Я попал служить торпедистом в БЧ-3 подводной лодки «А-2», американской постройки. Лодка была длиной 46 метров и состояла из 5 отсеков. В первом находились четыре торпедных аппарата, во втором откидные койки для матросов, а в трюме аккумуляторные батареи, в третьем центральный пост, из четвертого можно было попасть наверх в ограждение рубки, а пятом находились двигатели надводного и подводного хода, помпы и компрессоры. Лодка погружалась за три минуты. Предельная глубина погружения 50 метров. В море могли находиться до 15 суток. Экипаж 25 человек. И хоть лодке было почти 20 лет, механизмы были очень надежны».

Вставай страна огромная!

Сейчас уже мы знаем, что после побед в Западной Европе Гитлер начал стягивать войска к границам СССР. Советские разведчики постоянно слали донесения в Москву о готовящемся нападении, но вождь всех времен и народов товарищ Сталин считал, что это происки Англии, которая стремится столкнуть СССР и Германию. Реакцией Кремля были постоянные директивы в приграничные округа не поддаваться на провокации. В результате немецкие самолеты беспрепятственно летали в советском небе и участились обстрелы советских пограничников. Развязка наступила утром 22 июня. Лавина огня обрушилась на позиции пограничников и войск, а немецкая авиация безнаказанно сбрасывать бомбы на мирные города. Но корабли и базы флота встретили вражеские самолеты огнем. Нарком ВМФ адмирал Николай Герасимович Кузнецов, рискуя быть обвиненным в паникерстве, заранее вводить по флоту степени готовности к отражению вражеских атак. А за два часа до нападения по флоту был объявлен большой сбор. В 01.15 была объявлена оперативная готовность №1 по флоту.

а4

В результате флот не потерял ни одного корабля, а немецким бомбардировщикам пришлось кидать бомбы, где попало. «С 11 июня шли общефлотские учения, — продолжает вспоминать Игнатий Никитин,- На нашей лодке была сформирована диверсионная группа,  и мы высаживались с моря в тыл «противника». 19 вернулись в Севастополь. В субботу пошли в увольнение. Теплый летний вечер. На приморском бульваре оркестр играет. Отдыхающими заполнены улицы и парки. Город сверкал огнями. Но корабли были затемнены, и с берега невозможно было различить их силуэты. Начали гаснуть огни на бульварах и в окнах домов. Затем в какой-то момент город погрузился в густую тьму, какая бывает только на юге. Около трех часов ночи с моря послышался гул, идущих на большой высоте самолетов. Вспыхнули прожектора, тут же загрохотали зенитные орудия. В небе появились парашюты. Мы сначала подумали, что это воздушный десант, но потом оказалось, что это сбрасывают донные мины на фарватер, чтобы заблокировать наши корабли в бухтах Севастополя. Начало светать. Над нами пролетел самолет, на крыльях которого отчетливо были видны кресты. В полдень выступил министр иностранных дел Молотов и объявил, что началась война, но мы уже и так об этом знали. На две рядом стоящие лодки загрузили боезапас и продовольствие, и они ушли к Босфору на боевое патрулирование. Тогда все думали что мы будем бить врага на его территории, но оказалось иначе.

В походах боевых

Полгода мы выходили в море, но открыть боевой счет как-то не получалось. В конце 1941 года к нам прислали нового командира капитан-лейтенанта Буянского.

кап лей б. буянский

И в первом с ним походе под Одессой мы торпедировали транспорт. Так как немцам охранять было уже некого, они стали гоняться за нами. Никогда не забуду приближающийся гул винтов, а затем разрывы глубинных бомб. В лодке все ходит ходуном. От близких разрывов разлетаются на мелкие осколки плафоны светильников. Гаснет свет, но тут же включается аварийное освещение. Когда запасы воздуха были на исходе, нам удалось оторваться от немецких кораблей. Потом м еще два раза в такой перелет попадали, что думали, не вернемся, но бог миловал. Осенью немцы прорвались в Крым и в августе нас перебазировали на кавказское побережье в Поти. Но там спокойно не было. Немецкая авиация постоянно бомбила базы флота. после похода стояли возле плавбазы «Волга» и грузили с нее торпеды.

а3

Только приняли 7 торпед, как «Юнкерсы» со стороны гор появились. Одна бомба по носу легла, вторая другая возле борта эсминца, а третья перископные мастерские разнесла. Попади фриц в плавбазу нашпигованную боезапасом, нас бы на атомы разнесло. Эсминец продырявило хорошо и он начал тонуть, но его успели в док завести». К концу июля в осажденный Севастополь надводные корабли прорывались с трудом. На походе корабли подвергались воздушным налетам, а бухте их накрывала вражеская артиллерия. Последнему туда удалось дойти лидеру «Ташкент» под командованием капитана 111 ранга Ерошенко. Идущий вместе с ним эсминец «Безупречный» был потоплен немецкой авиацией на траверзе мыса Ай-Тодор. Из экипажа и нескольких сот пехотинцев подобрали лишь трех матросов. После этого командование ЧФ начало посылать в Севастополь подводные лодки. 26 июня в осажденный город пришли подводные лодки «А-1» и «Д-6», но ударом с воздуха они были потоплены в бухте.

Курс — Севастополь

В поход отправилась «а-2» на которой служил старшина второй статьи Игнатий Никитин. Из донесения командира лодки: «29 июня вышли в Севастополь имея на борту 8,5 тонн 152 мм снарядов, 4,5 тонны авиационных патронов и 2,5 тонны продовольствия. На переходе лодка несколько раз производила срочное погружение уклоняясь от самолетов противника. На рассвете при подходе к Севастополю лодка была обнаружена катерами и самолетами противника. От разрыва глубинных бомб вышел из строя гирокомпас, но усилиями штурмана Н.Ф.Лонгвиненко и штурманским электриком В.И.Волкова неисправность была устранена. В течении дня на лодку было сброшено 200 бомб. Ночью в надводном положении при зарядке аккумуляторов было получено радио. Груз выбросить в море, а затем идти Херсонесскую бухту и взять на борт людей. За три часа экипаж вручную через рубочный люк сбросили в море 15 тонн груза. После окончания зарядки, погрузились на глубину 25 метров и направились к мысу Фиолент. Следуя к берегу 6 раз касались минрепов. В 20.00 всплыли под перископ. Весь берег в огне и дыму. У самого уреза воды группы людей, которых обстреливают истребители «Ме-109».снова погрузились на глубину 25 метров. Непрерывно на различных расстояниях взрывались снаряды и бомбы. Ввиду особой сложности обстановки было принято решение подготовить документацию к уничтожению. С наступлением темноты всплыли в позиционное положение, и подошли к берегу на полкабельтова (92.5 метра) Белым затемненным огнем стали подавать на берег сигналы и через некоторое время получили ответ, но лодку обнаружили и немцы, которые начали обстрел из пулеметов и автоматов. Подобрав с плотов 14 бойцов 1т гвардейского зенитного полка. В 23.30 взошла луна и огонь противника усилился.

а8

Было принято решение погрузиться и на грунте переждать обстрел. В 2.30 всплыли и снова попали под интенсивный огонь противника. Подобрать никого не удалось, и после погружения на глубине 35 метров попали под глубинные бомбы катеров противника. От разрывов вышел из строя радиопередатчик. Чтобы оторваться от катеров ушли на минное поле, которое прошли через несколько часов. Дальнейший переход прошел без происшествий. 5 июля пришли в Новороссийск». Это был один из многих походов, которые совершил экипаж «А-2». Сейчас на современных подводных лодках есть спортзалы, сауны, каюты, а раньше такой комфорт подводникам и не снился. «Койка была одна на двоих,- продолжает вспоминать Игнатий Степанович, -пока один на вахте другой спит. Командир со старпомом спали тоже по очереди на диванчике. Воду экономили. Давали ветошь, смоченную в спирту, чтобы протереть лицо и руки. Мылись на берегу по возвращении с похода. я кроме торпедиста был еще артиллеристом и коком. Помещения под камбуз не было. Электроплитка располагалась между торпедными аппаратами. Рядом два бачка для первого и второго блюда, которые готовились из консервов. Запах солярки был повсюду. Казалось что, пища заправлена не сливочным маслом, а машинным, но человек привыкает ко всему. А мы тогда были молодые и нам казалось, что после войны наступит совсем иная жизнь, более счастливая. Но море не давало расслабиться. Как то после взрыва мины недалеко от борта, у нас вышибло запорную арматуру. Глубина 30 метров, а в отсек бьет струя воды силой в 30кг\см. мы были обречены, так как пробоине невозможно было подобраться из механизмов. Вход в соседний отсек задраен. Спас командир. Моментально сориентировавшись, он дал команду на всплытие, а механикам приказал дать в наш отсек сжатый воздух. На уши подавило, но зато остались живы». Позже мичман Никитин ходил в море не один раз. В 1944 учился в только что освобожденном от блокады Ленинграде. В 1949 в составе экипажа подводников принимал от итальянцев подводную лодку, положенную СССР подводную лодку. Но это уже другая история.

Олег

Олег ГРУШКО

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

153