Кто вы генерал Андерс?

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

Последним гетманом ягеллонской Польши назвал директор Польского института национальной памяти Ярослав Шарек генерала Владислава Андерса (1892-1970), 50-летию со дня смерти которого была посвящена научная конференция в Королевском замке в Варшаве с участием дочери генерала посла Польши в Италии Анны Марии Андерс и посла Италии в Польше Альдо Амати.

Дочь генерала Андерса на конференции Польского института национальной памяти

Дочь генерала Андерса на конференции Польского института национальной памяти

Владислав Андерс командовал польскими подразделениями, сформированными в 1941 г. на территории СССР и на деньги СССР. Затраты были немаленькими. Польские отряды обучались в разных республиках Советского Союза (РСФСР, Киргизии, Казахстане, Узбекистане), на их обслуживание и содержание работали более полутысячи учреждений – военкоматы, штабы, казармы, столовые, гаражи, полигоны, бани, ж/д вокзалы, швейные и оружейные мастерские.

По договору советских властей с польским эмигрантским правительством в Лондоне армия Андерса должна была воевать плечом к плечу с советскими войсками на германском фронте. Армию Андерса набирали из польских солдат, попавших в советский плен в ходе Польского похода РККА 1939 г. по освобождению Западной Украины и Западной Белоруссии от польской оккупации. Андерса тоже освободили из тюрьмы, удостоили личной встречи со Сталиным, дали 25 тыс. руб. (огромная сумма по тем временам) и назначили командующим.

Но Андерс под разными предлогами затягивал вступление его армии в войну, а в 1942 г. и вовсе вывел её в Иран, а оттуда – в подчинение британскому командованию. Советское правительство вынужденно дало согласие на это, решив, что уж лучше пусть поляки воюют против Гитлера хотя бы в составе британской армии, чем отсиживаются в советском тылу на советских харчах.

На фронт армия Андерса попала только в 1944 г. – в Италию, где участвовала в битве при Монте-Кассино.

Шарек неслучайно назвал Андерса гетманом ягеллонской Польши. В польской внешней политике традиционно выделяют два направления – пястовское и ягеллонское, по имени правящей династии Пястов (до XIV в.) и династии Ягеллонов (после XIV в.). Пясты видели главную угрозу в Германии, их политика заключалась в натиске на запад. Ягеллоны, напротив, осуществляли натиск на восток, чтобы уничтожить своего главного геополитического конкурента – Русь.

С XIV в. Варшава неизменно придерживается ягеллонской политики, т. е. давления на восток. Эмигрантское правительство в Лондоне тоже исповедовало ягеллонские принципы, в том числе Андерс. Он не верил в победу Советского Союза над Третьим рейхом и полагал, что после скорого поражения советской армии поляки смогут удержать за собой земли Речи Посполитой «от моря до моря», с Украиной, Белоруссией, Литвой в её составе.

Андерс был убеждён, что западные союзники сразу после разгрома Гитлера начнут войну против СССР с применением химического оружия массового поражения, и готовил созданную по его приказу подпольную антикоммунистическую организацию «Представительство вооружённых сил на Родине» (Delegatura Sił Zbrojnych na Kraj) к диверсионно-разведывательным акциям. Позже организацию переименовали в «Свободу и независимость» (Wolność i Niezawisłość, или WiN).

WiN враждовала с другими антикоммунистическими шайками в Польше – Армией Крайовой, Национальным военным объединением и др. Члены этих шаек убивали друг друга в борьбе за власть в будущей Польше. Единого антисоветского подполья в Польше не существовало. Вместо этого был целый набор взаимно конкурирующих организаций и движений. Какую роль играл в этих конфликтах Андерс, управляя своими людьми в Польше из Европы? Польские историки об этом молчат.

Польская пропаганда изображает Андерса как патриота, не жалевшего сил для борьбы с фашизмом. Но это ложь. Он добился от британских властей отказа в выдаче советскому правосудию карателей дивизии СС «Галичина» с их главарём Павлом Шандруком.

Дивизия участвовала в подавлении Варшавского и Словацкого восстаний, воевала против югославских партизан. В её составе находилась известная своими кровавыми злодеяниями зондеркоманда «Дирлевангер», позже часть карателей из «Галичины» перешли в подчинение дивизии СС «Викинг», тоже прославившейся военными преступлениями. Андерса это не смущало.

Ладно, если Андерс был зол на Советский Союз за то, что тот сумел вернуть украинцам и белорусам то, что у них отобрали поляки в 1920 г., но причём здесь словаки и югославы? Почему «гетман ягеллонской Польши» пошёл на сговор с нацистскими преступниками, пряча их от справедливого возмездия за казни чехословацких и югославских граждан? Зная эти факты, хочется сплюнуть от морального отвращения, когда читаешь слова Шарека о генерале Андерсе, как «выдающемся поляке, солдате, учёном и человеке, глубоко укоренённом в культуре».

В 1965 г. Андерс наградил Шандрука орденом «За воинскую доблесть» (Virtuti Militari) за участие в боях против немецких войск в 1939 г. Но к тому моменту Шандрук уже успел повоевать за Третий рейх, и его награждение польским орденом выглядит как кощунство над памятью жертв Второй мировой войны. В 2016 г. сейм Польши квалифицировал действия дивизии СС «Галичина» как геноцид против польского населения, а в 2020 г. Польша торжественно отмечает 50-летие смерти человека, который спасал убийц поляков от суда. Таков моральный облик польской политики.

Так кем же был генерал Андерс? Типичным польским шовинистом, готовым сотрудничать с нацистами ради возможности для Польши поработить народы за её восточной границей, украинцев и белорусов, чтобы их страданиями создать католическую империю «от моря до моря». Ягеллонская доктрина польской внешней политики не несёт Украине ничего хорошего, а восхваления фанатиков этой политики, таких как генерал Андерс, говорит о том, что Варшава не намерена оставлять Украину в покое.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

158