Конец Гетманщины

Написано . в . Опубликовано в История

1786 год. В Российской империи завершают введение единообразных форм местного управления и расформировывают Вторую малороссийскую коллегию. 22 годами ранее в отставку подал последний гетман Кирилл Разумовский, 11 лет до того ликвидирована Запорожская Сечь. Автономия Малороссии прекратила свое существование.

Кое-что об этой автономии я писал ранее: и о Руине, и об Орлике с Мазепой. Но тем не менее с 1654 года по 1786, то есть в течение 132 лет, она имела место быть, и Москву, а позже и Петербург устраивала.

И вот спустя 132 года вдруг…

Почему?

Начать надо с того, почему она возникла. Здесь как раз все просто: мы действительно один народ. Тот же Хмельницкий любил себя называть князем Русским, но с разными законами. Слишком далеко отошли от порядков Руси Киевской и Москва, и Литва, а позже и Речь Посполитая, состоящая в значительной мере из русских земель, причем – в разных направлениях.

Положение усугубила и стихийно сформировавшаяся система управления после Освободительной войны 1648 года. Для Московского царства это была невероятная анархия, которую ни поменять, ни принять было невозможно. Вот ее и интегрировали, медленно и постепенно сращивая то, что было разорвано в XIII–XIV веках. Плюс угрозы внешние: это сейчас Польша – государство-вассал Запада с минимальной самостоятельностью, а крымские татары – не более чем элемент политической игры «больших и сильных». Тогда все было по-другому.

Речь Посполитая, несмотря на анархию и поражения, была тем государством, которое из столицы России вышибли только в 1612 году. А Крымское ханство, вассал Османской империи – угроза номер один для России. И казаки, что запорожские, что гетманские, были защитой, как Юга – от татар, так и Запада – от возможных наскоков поляков. Но время шло, и то, что в начале XVII века было грозной силой, постепенно теряло свое значение.

Первая причина

Первым гвоздем в гроб Гетманщины стал Мазепа, точнее – политическая нестабильность системы управления, при которой выбираемый узким кругом лиц гетман собирает свои налоги, имеет свою армию и законы. И при этом поглядывает на Речь Посполитую, вернее – на ее систему управления, где «каждый шляхтич в огороде во всем равен воеводе».

Демократия элит пустила глубокие корни в Малороссии и служила дурным примером для дворянства Московского, которое хотело провернуть нечто подобное при воцарении Анны Иоановны. Да и надежность гетманов была не то чтобы очень.

1. Мазепа – перешел на сторону врага.

2. Скоропадский – находился под полным контролем Петра, чем был сильно недоволен, дальше слов, правда, не пошел.

2. Полуботок – вел ряд интриг на усиление самостоятельности гетманов, умер в заключении.

3. Апостол – сумел договориться с Москвой, пытался реформировать Гетманщину, введя четкие законы и превратив казацкие (по сути, ополченческие) полки в регулярную армию, но умер, так и не продавив свои реформы.

Конец Гетманщины

В итоге возникли Малороссийские коллегии, как некий инструмент, не позволяющий старшине лезть во внешнюю политику. Восстановление же должности гетмана – исторический курьёз, возникший по прихоти Елизаветы Петровны, ради брата ее тайного мужа – Кирилла Розума. Окончилось это печально.

Вторая причина

И это была вторая причина ликвидации автономии Малороссии.

Она на самом деле очень простая – внутреннее положение. Сохранился забавный документ – «О непоря́дках, кото́рые происхо́дят ны́не от злоупотребле́ния прав и обыкнове́ний, гра́мотами подтвержде́нных в Малоро́ссии».

Таковым же образом и козаков число весьма умалилося; ибо о сем заподлинно можно удостоверить, что ныне Малороссия прямо вооруженных списковых едва ли пятнадцать, а по крайней мере двадцать тысяч выставить может, а выборных и николи толикого числа не выставить; по статьям же должно списковых им иметь 60 000 козаков, кроме отшедших в Заднепровскую сторону, а всех козаков около 150 000 иметь бы должно. Все Малороссийские козаки правом шляхетским судятся; но потому что они служат с своих грунтов, то сие кажется право натуральное, что козак не должен своего грунта продать, дабы чрез то служба Государева не умалилася; а когда и продать нужду имеет, то не инако, как козаку, а не старшине и не посполитому, о чем и указ есть. Но они истолковали козакам право: якобы козак, по силе Статута, разд. 3, арт. 47, все продать может, кому хочет; то потому и все почти грунты козацкие скупили.

Старшина, будучи изначально выборной, постепенно превращалась в наследственную шляхту, скупая земли не только крестьянские, но и казацкие и «съев» две трети казацкого войска за сто лет.

Кроме того, коррупция:

Итак право Малороссийское почитать надлежит, яко главный непорядок в Малороссии; оно им вливает мнимую вольность и отличие от других верных подданных Вашему Императорскому Величеству; оно судию делает лихоимцем беспримерным и повелителем народу, а суды продажными; оно бедных простых Малороссиян в утеснение приводит; оно, напоследок, и командующему шефу делает темноту и препинание правду снабдить полезною резолюциею.

И запредельный патернализм.

Старшина генеральная имеет способ полковников определять, а полковники и старшины сотников, потому что выбор в сотники славят только выбором, а в самом деле есть точное определение персоны от старшин. Происходящее по сие время избрание в сотники следующим образом происходит. Когда только репорт из сотни в полк, а из полка в войсковую канцелярию придет, что сотник в сотне умер; то старшины поспешают, прежде нежели о том уведано гетманом будет, отправить из полковой канцелярии известную и надобную им персону на правление, до определения нового, и сие, яко маловажное дело, происходит без ведома их шефа, но именем только командующего в полку полковника.

И вот такое безобразие под боком начало откровенно мешать и требовало исправления. И исправление должно было подогнать данную территорию под общие имперские законы, дабы не плодить сущностей. Тем более попытки реформ Апостола и Разумовского провалились, старшину устраивало как есть, а присланные из Петербурга чиновники быстро становились участниками коррупционных схем.

Третья причина

Была и третья причина – внешняя.

В 1772 году произошел первый раздел Польши, после чего Речь Посполитая окончательно теряет свое значение, соответственно, и угроза со стороны поляков становится нулевой. Угроза же южная быстро сходила на нет, в 1774 году заключен Кючук-Кайнарджийский мир, согласно которому Крымское ханство де-факто становилось вассалом России.

Казацкая армия стала попросту не нужной, потому как сама Малороссия оказалась в глубоком тылу. Соответственно, и ликвидация малоросского казачества становилась делом времени.

Запорожцы частью переселились на Кубань, частью бежали в Турцию, а казаки гетманские попросту расформировались, с образованием регулярных полков армии, которые по боеспособности превосходили казацкие полки на голову. В этом и заключается четвертая причина – низкая боеспособность казацкого войска. В реалиях XVIII века то, что было эффективным сто лет назад, выглядело просто жалким и служило скорее структурой местного самоуправления, чем действительно полками.

Тем более старшина, как ни странно, была только за, получила российское дворянство и после введения крепостного права в Малороссии превратилась в помещиков. Все привилегии Жалованной грамоты дворянству были распространены на бывших старшин. Не остались обиженными и казаки – все, состоящие в реестре, остались в казацком сословии и лично свободными.

Так что в целом ликвидация Гетманщины прошла тихо, мирно и под одобрение привилегированных слоев населения.

Итог

Князь Григорий Потемкин Таврический

Если подвести итог – Гетманщина попросту пережила свое время. Долгая мирная жизнь превратила казацкие полки в карикатуру на самих себя, а внутреннее устройство, с его коррупцией, непонятными законами и кумовством, смотрелось дичью и анахронизмом даже не в самой благополучной Российской империи.

Более того, пусть формально, но выборная старшина просто рвалась поменять свои «демократические» должности на дворянские титулы. Это совпало с ликвидацией угрозы внешней и наведением единообразного порядка во всех регионах империи.

И удивляют украинские историки, которые ищут великорусский шовинизм в действиях немки и сторонницы Просвещения Софии Фредерики Августы Ангальт-Цербстской (в крещении Екатерины Алексеевны) и ее фаворита Грицька Нечесы (в миру – светлейшего князя Потемкина).

Между тем они просто наводили порядок, и их действия (и разгон коррумпированной Гетманщины, и перенос Сечи на Кубань) привели в итоге к взрывному развитию региона. Точнее – регионов: рядом с Малороссией в дикой степи быстро росла Новороссия, волей тех самых Екатерины и Григория.

Роман ИВАНОВ

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

145