Как в августе утилизировали ОУН

Написано . в . Опубликовано в История

Август в истории ликвидации бандеровской мерзости – месяц, богатый на события. 7 августа 1950 года был задержан, а после расстрелян участник покушения на Ярослава Галана Тома Чмиль (Ромко).

12 августа 1948 года в Долинском районе Ивано-Франковской области сдался окружённый оперативной группой МГБ Степан Янишевский (Далекий), краевой референт Восточного края «Одесса», в 1941–1942 гг. – заместитель начальника полиции Винницы. Его расстреляли в 1951-м.

13 августа 1946 года в тюрьме Ровно был расстрелян взятый в плен рыцарь Золотого креста УПА, сотник Иван Гречан (Хмара). Этот «патриот Украины» начинал свой кровавый путь еще в составе вспомогательной полиции городка Сарны. У бандеровцев он считался главным в деле подрывов поездов и диверсий на железной дороге. Потому когда его взяли в плен, долго не тянули.

17 августа 1945 года опергруппа Коломыйского РО НКГБ накрыла референта Буковинской окружной организации ОУН Миколу Костащука.

В этот же день, но в 1949 году у села Кунин Ровненской области ликвидировали группу боевиков УПА из шести человек, среди которых был руководитель Здолбуновской районной организации ОУН Олег Цысик.

Среди больших успехов – ликвидация трёх ключевых фигур. 30 августа 1944 года в с. Дермань у Здолбунова был окружён и якобы застрелился начальник штаба округа УПА-Север Леонид Ступницкий (Генерал Гончаренко).

22 августа 1944 года возле села Бойничи Дрогобычской области был убит Ростислав Волошин (Павленко) – полковник, один из создателей УПА, командир тыла УПА, один из ведущих лидеров бандеровщины, председатель президиума Большого сбора Украинского главного освободительного совета (УГВР), секретарь внутренних дел УГВР. По одной из версий, Волошин погиб при переходе линии фронта, по второй – попал в засаду в доме Николяков, куда пришел сообщить о смерти сына, по третьей – его ликвидировала своя же служба безопасности за попытку создания альтернативной ОУН организации (НВРО).

 

Ростислав Волошин (справа) с руководителем СБ ОУН Арсеничем
Ростислав Волошин (справа) с руководителем СБ ОУН Арсеничем

 

Ещё одной важной фигурой УПА, которая самоликвидировалась в августе, был Анатолий Маевский – один из последних окружных «проводников» и видных деятелей ОУН, остававшихся в подполье в УССР.

Он был молод, возглавлял Ровенский окружной провод ОУН, потому и не слишком известен как более старшие упыри. Среди родни Маевского были братья Буселы. Александр Бусел был окружным проводником в Ровно и приятелем знаменитого Тараса Бульбы-Боровца, а Яков Бусел – весьма важной фигурой в ОУН-УПА, заместителем командира УПА-Север Клячкивского (Клим Савур), возглавлял главный политотдел главного штаба УПА. Именно Яков Бусел курировал начало переговоров УПА и НКВД в марте 1945 года.

Очевидно, что Анатолий Маевский находился под влиянием родственничков. В гимназии он дружил с Ростиславом Волошиным. Участвовать в националистическом движении начал после окончания Познанского политехнического института.

С приходом немцев Маевский, взявший кличку Ульян, уже работал с референтурой Ровенского надрайонного провода ОУН.

В 1944 году НКВД и Смерш значительно «проредили» руководство УПА, и в последующем делали это всё эффективнее. Стремительная утилизация бандеровских кадров вынесла Маевского в первые ряды областной референтуры. К этому времени он был уже матёрым бандеровцем и весьма жестоким субъектом.

 

Провиднык «Ульян» Маевский
Провиднык Ульян Маевский

 

В своей монографии «СБ ОУН на Волыни и в Западном Полесье (1946 – 1951)» историк Я. Антонюк цитирует ряд документов. В сентябре 1948 года Маевский писал референту СБ К. Богдану (Кайдаш): «Необходимо уничтожить МТС, особенно трактора и другую технику во время работы в поле… Во время жатвы надо жечь урожай на полях совхозов».

В перехваченном Мезоцким РО МГБ письме А. Маевского Г.  Климуку (Максиму) 1 февраля 1949 года говорилось: «Необходимо перейти к физическому уничтожению колхозных активистов… повесить по 2 активиста на село, другим дать по 30 палок…» СБ ОУН эти директивы исполняла – вешала, расстреливала, отрубала руки, топила в колодцах.

Наверное за эти «заслуги» Маевский и был награждён высшим орденом УПА – Золотым Крестом.

В Ровенском МГБ Ульяном занимался руководитель – смершевец полковник Владимир Шевченко, а после  – полковник Николай Решетов. Однако Маевский оказался великолепным и осторожным конспиратором, умевшим пользоваться довольно большим кругом осведомителей.

Потому успех в деле Ульяна выпал на долю аса по поимке бандеровцев полковника Петра Арнаутенко, одного из создателей и командиров Управления «2-Н» («Борьба с националистическим подпольем») при МГБ УССР.

В появившихся сегодня мемуарах вспоминают, что Арнаутенко после разговора с бывшим областным партийным руководителем Василием Чучукало, уже работавшим в Совмине республики, потребовал от коллег максимальной концентрации по поимке Маевского. Ведь якобы из-за бандеровской опасности в Ровно не приезжал сам первый секретарь ЦК КП(б)У А.И. Кириченко.

Приводят такие слова чекиста: «Что с Ульяном? До каких пор мы будем терпеть этого матёрого волка? Этот Ульян не просто конспиратор ОУН и нелегал, он – единственный на сегодня руководитель ОУН на Волыни. По городу маршируют пионеры с барабанами и горнами, а в это время здесь, под Ровно, сидит Ульян со своей группой».

Имя Маевского обрастало легендами, ему приписывали подготовку теракта на Первомайской демонстрации 1953 года в Киеве, где оуновские подпольщики-туберкулёзники собрались напасть на первых лиц УССР.

По всей видимости, это лишь домыслы, потому что к тому времени видные фигуры ОУН, не успевшие съехать за бугор, сидели в схронах, опасаясь, что их сдадут свои.

Так и вышло с Маевским, который доверял лишь ограниченному кругу людей, постоянно менял убежища и мало контактировал. Прочёсывание местности не приносило результатов.

Но командира сдал его связной Иван Довбенко (Лопух) добровольно решивший «выйти из леса» по причине болезни. Заслужить прощение и снисхождение он решил, выдав место пребывания Ульяна в селе Здолбица Ровненской области.

19 августа 1955 года оперативная группа окружила дом со схроном, где находился Ульян, предложив ему сдаться добровольно. Маевский, прекрасно осознавая, что его ждёт «вышка», сжёг часть документов и пустил себе пулю в голову. Как пишут сегодняшние отбеливатели бандеровщины, «40-летний повстанец перед смертью надел чистую вышиванку». Больше ничего чистого в этой истории нет: преданный подельниками бандеровец, приказывавший вешать людей и жечь поля, лишил себя жизни в пропахшем гарью и дерьмом схроне.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

150