Изваринская трагедиия. Как это было

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

Летом 2014 года взятие под контроль российско-украинской границы на Донбассе было «идеей фикс» для избранного президентом Петра Порошенко, и для этого он и его генералы силовиков не жалели. Как потом вспоминали украинские чиновники, «контроль за границей» был условием со стороны ЕС для выделения помощи.

План генералитета был прост: пробить коридор на границе, а потом окружить Луганск и Донецк. В наступление пошли батальонные тактические группы 72-ОМБр, 24-ОМБр, 51-ОМБр, два батальона николаевских десантников 79 аэромобильной бригады, сводный отряд 3-го полка кировоградского спецназа и тактическая группа «Кордон».

Каждая батальонная группа первоначально состояла примерно из 300 солдат и офицеров, 30 БМП, шести самоходных орудий или установок «Град», а также батареи из шести 82-мм миномётов и нескольких противотанковых ракетных комплексов. Каждая тяжёлая батальонная группа включала механизированный батальон, усиленный ротой разведки, снайперской ротой и двумя танковыми ротами. Кроме того, такой группе придавался артиллерийский дивизион и батарея установок «Град». Всего в каждой такой группе первоначально было около 1000 солдат и офицеров, 26 танков, около 60 БМП, шесть 120-мм миномётов, 18 орудий и шесть реактивных установок. Таким образом, общая численность группировки составляла около 3000 человек, более 50 танков, 200 бронетранспортёров, 30 миномётов, до 80 орудий и реактивных установок

Сектор «Д», где проводилась операция, курировали командир 72-ОМБр полковник Андрей Грищенко и командир 8-го армейского корпуса генерал-лейтенант Петро Литвин. Операцию одобрили и. о. министра обороны Михайло Коваль, глава Генштаба Виктор Муженко, позже одобрявший операции в Иловайске и Дебальцево и начштаба АТО генерал-майор Виктор Назаров, отправивший днепропетровских десантников освобождать Луганск на ИЛ-76, не сообразив при этом, что существуют ПЗРК.

ВСУ потерпели неудачу во время первой попытки захватить Саур-Могилу. В Киеве решили обойти позиции противника, и захватить брод у с. Кожевня. Туда вылетела группа 3-го полка спецназа, сразу попала в засаду и была перебита, причём погиб замкомандира сводного отряда подполковник Юрий Коваленко. Идиотское решение штаба использовать элитный спецназ в общевойсковых операций привело к тому, что в изваринском котле погибли ещё два полковника 3-го полка – Лысенко и Сенчев.

Войска продолжали движение под заверения стратегов установить контроль за границей «уже на днях». Об этом раззванивал Турчинов, руководитель антитеррористического центра СБУ генерал Крутов, советник Авакова Геращенко (Антонина), хотя противник к этому времени заняли Степановку, Мариновку, а части ВСУ, по сути, попали в мешок.

 

Случилось так, что ВСУ вытянулись в длинную так называемую «южную клешню», не захватив господствующих высот, не обеспечив должной системы обеспечения, не создав опорных пунктов.

Натолкнувшись на ожесточённое сопротивление повстанцев, украинские силы лишь частично выполнили поставленную задачу, оставив неперекрытым участок границы протяжённостью 80—100 км, после чего боевые действия перешли в позиционную фазу. На южной границе ДНР и ЛНР образовался длинный и узкий (шириной 8-10 км) выступ, контролируемый украинскими войсками, — так называемая «южная клешня», «южная кишка», «южный мешок». При этом украинские войска оказались в крайне невыгодном положении, поскольку всё снабжение осуществлялось по единственной приграничной дороге. Единственным пригодным местом для перехода через реку Миус был брод у Кожевни, который подвергался постоянным обстрелам, а дороги на Дьяково, Червонопартизанск и Должанское были заминированы противником. Войска не могли маневрировать и подвергались постоянным обстрелам. В частности, 11 июля в результате обстрела под Зеленопольем базового лагеря тактической группировки «Кордон» погибло 30 военнослужащих ВСУ и 5 пограничников.

Не использовать такой «тактический подарок» украинских генералов было бы грешно. «Южная клешня» была обрублена, и началась её уничтожение. Попытки переброски боеприпасов по воздуху не увенчались успехами и закончились сбитым Ан-26.

Украинская бронетехника уничтожалась из артиллерийских засад и взрывалась на фугасах.

Часть военных  51-ОМБр, 40 человек перешли границу РФ и были интернированы российскими пограничниками под Краснопартизанском. Позже были переданы обратно в Украину.

 

Вэсэушники, перешедшие границу с Россией

24-ОМБр, бывшая знаменитая «Железная дивизия» состоящая преимущественно из западенцев, считалась одной из самых боеспособных в ВСУ. Однако когда бригада попала в котёл, они потеряли 70 единиц бронетехники, а комбриг полковник Александр Павлюк под прикрытием ДРГ тихо свалил с фронта якобы с донесением о провальном освобождении границы.

Полковник Павлюк

Странно, но в ВСУ за поражения и массовую гибель личного состава командиров не наказывают, они не стреляются от стыда и не просят прощение у матерей. Их награждают, и они, позвякивая наградными цацками, поднимаются по служебной лестнице. Сбежавший Павлюк стал генерал-майором и даже возглавлял Оперативное командование «Запад». Неплохо себя чувствует Литвин, на счету которого два котла. Проваливший 90% операции комбриг 72-ОМБр Андрей Грищенко уже генерал-лейтенант и заместитель командующего сухопутными войсками. Юрий Содоль, положивший десятки десантников, теперь командует морской пехотой. А допустивший «зеленопольский погром» Алексей Шандар стал заместителем командира ДШВ ВСУ.

В тот жаркий июль на границе ежедневно гибли десятки военнослужащих ВСУ, а в Киеве уверяли, что украинцы доблестно уничтожают «вторгшиеся дивизии россиян».

Но катастрофу было уже не скрыть, в тылу матери требовали вернуть сынов и мужей домой.

20 июля Киев признал окружение и необходимость обеспечивать условия для прорыва. Для этого ВСУ начали наступление на Дебальцево, а на юг перебросили группировку из-под Лисичанска.

27 июля началась операция по деблокированию «Сектора Д», в которой были задействованы подразделения 30-й, 51-й механизированной, 95 и 25 аэромобильныхбригад.

28 июля была взята Степановка, разблокированы находившиеся в районе границы подразделения 72-й механизированной бригады. 3 августа была взята Саур-Могила и начался вывод из окружения подразделений 24-й, 51-й, 72-й, 79-й бригад.

Ведущая роль в операции отводилась 72-ОМБрОна имела почти полный штат, опыт штурма Мариуполя.

На участке Панченково-Изварино за неделю бригада потеряла 36 БМП и всю артиллерию. 4 августа комбат Войтенко и начштаба бригады Охрименко приказали взорвать всю технику и уходить огородамии в Россию. 438 украинских силовиков (274 военнослужащих 72-й механизированной бригады и 164 пограничника) без оружия по гуманитарному коридору перешла на территорию России. Российские СМИ сообщили, что военнослужащие обратились к России с просьбой об убежище. Украинские СМИ указывали, что военнослужащие были вынуждены отступить на территорию России в связи с израсходованием боеприпасов и невозможностью продолжать боевые действия, однако они не изменяли присяге и не просили об убежище, что подтвердили наблюдатели из ОБСЕ[26]. Часть бойцов из состава 72-й механизированной бригады решила прорываться к основным подразделениям украинской армии через коридор у Мариновки, за который почти беспрерывно шли бои.

К вечеру 5 августа подразделения 72-й бригады присоединились к подразделениям 79-й бригады, дислоцирующимся возле Дьяково (что почти на границе Луганской и Донецкой областей, в 20 км от Мариновки).

6—7 августа выход деблокированных войск был завершён, однако во время прорыва под непрерывным артиллерийским огнём украинские войска понесли серьёзные потери. Повстанцы в результате вдвое расширили контролируемую протяжённость границы.

8 августа противник заявил, что захватили 67 единиц украинской военной техники различной степени годности, включая 18 РСЗО «Град», ЗРК «Оса», 15 танков, другой техникии и что ВСУ потеряли около 5 тысяч человек.

По данным ВСУ 120 человек погибло, были потеряны 26 танков, 144 БМП и БМД, 29 САУ и РСЗО и 17 орудий. Из окружения вышло около 1000 человек.

 

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

125