Главный хирург области

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

В истории Херсонщины, немало выдающихся личностей, которые посвятили жизнь нашему краю и оставили в его истории незабываемый след. Хирург Петр Юрженко был коренным херсонцем, и здесь он прожил 38 лет.

 

Штрихи биографии

Будущий знаменитый хирург Херсонщины родился в Николаевской области в селе Дар-Александровка, ныне Новопетровка. В 1915 году закончил Херсонскую военно -фельдшерскую школу и после был направлен в Очаковский район. В 1917 году Россия попала в омут революции. Потом началась гражданская война. Вихри смутного времени пощадили Петра Юрженко. Эти годы он находился в родном селе на Николаевщине. В те годы на Таврии бушевали различные болезни. Страшная болезнь – тиф, выкашивала как противоборствующие стороны, так и мирное население, и Юрженко пришлось бороться с этим смертельным недугом. После окончания войны страна начала возвращаться к мирной жизни. Петр Юрженко времени не терял и поступил в Одесский медицинский институт. После окончания получил направлен в Старобельскую райбольницу Донецкой области. Врачей не хватало, и он работал одновременно и главврачом и заведующим хирургического отделения. Через 10 лет новое назначение – главным врачом 1-й городской больницы в Херсоне. И опять Петр Иванович возглавляет хирургическое отделение. Здесь же он защитил кандидатскую диссертацию.

 

Роковые сороковые

В 1941 году, с началом войны, на базе больницы из числа сотрудников формируется военно-полевой госпиталь. С первых дней войны начали поступать раненые. Когда немцы подошли к Херсону, военные медики с войсками начали отходить на восток. Однажды на глазах у сотен людей в небе разыгрался воздушный бой. Один из советских самолетов был сбит, но летчик успел выпрыгнуть с парашютом. Асы люфтваффе, воспитанные гитлеровской пропагандой «Германия превыше всего!», благородством не отличались и в воздухе начали расстреливать советского летчика. Когда тот приземлился, на нем не было живого места.

По приказанию Юрженко госпиталь остановился и тут же была развернута палатка для операции. За считанные минуты подготовили операционную и началась борьба за жизнь авиатора, которая закончилась победой врачей.

Таких операций на фронте у Петра Ивановича были тысячи. Под авиационным и орудийным обстрелом, в мороз и летний зной он делал главное дело, свое предназначение – спасал человеческие жизни. В мае 1945 года подполковник медицинской службы Юрженко носил на груди три ордена: два «Отечественной войны» и один «Красной Звезды». В 1946 году после демобилизации вернулся в Херсон, который лежал в руинах. От областной больницы остались, по существу, только стены.

 

Под мирным небом

Хирург областной больницы Виктор Иосифович Василенко, проработавший три десятка лет с Петром Ивановичем, вспоминает: «Юрженко обладал не только неиссякаемой энергией, но и смекалкой. Окна стояли без стекол. Достать их в городе было невозможно. Если забить фанерой, наступит темнота в палатах, операционных и других помещениях. Главврач поехал на завод стеклотары и привез обыкновенные банки. Ими закрыли оконные проемы. А отверстия заткнули тряпками. Неэстетично – зато светло и ветер не дует. Сами делали ремонт, стелили полы, красили, белили и, конечно, лечили больных».

Вспоминает хирург Виталий Иванович Гордеев: «Я приехал в Херсонскую область в 1952 году, после окончания Харьковского медицинского института. Но в город попал позже. Сначала пришлось поработать в сельской местности. Но в отличие от сегодняшнего дня, тогда была практика. Молодых врачей с области собирали на месяц в областной больнице. День хирурга. Семь утра, мы уже в приемном покое на первом этаже. Юрженко не терпел опозданий. Он брал истории болезни поступивших больных за сутки и шел к рентгенологу. Садился с ним рядом, мы становились около них и начиналось установление диагноза больного. Например, в истории написано язва, а он тут же «… язвы нет. Следующий!». Сразу по состоянию больного определял, кого на операцию, кого на лечение. Этот метод он принес с военного госпиталя.

 

Хирург от Бога

Сегодня хирургия разделяется на множество направлений: челюстно-лицевая, нейрохирургия и т.д. Тогда этого не было, и хирургу надо было быть универсальным. Петр Иванович делал различные операции, и делал их качественно и быстро. Если, например, его коллеге требовалось 2-3 часа, то у Юрженко уходило на это 30 минут. За несколько часов он умудрялся сделать несколько операций.

«Он оперировал все. Сердце, легкие, печень, урологию, нервную систему, почки, мозг, – продолжает рассказ Виталий Гордеев. – Большие мощные руки, длинные тонкие пальцы пианиста. Техника оперирования была изумительная, поражала точностью, аккуратностью. И в тоже время в характере присутствовала смелость. Был очень требовательным к себе и своим подчиненным. Он был главным хирургом области, своей областной больнице уделял много внимания, но районы не оставлял без опеки».

«Я тогда в районной больнице работал, – продолжает повествование врач Виктор Василенко. – Как- то днем возле здания останавливается машина и из нее выбирается Юрженко. Выпрямился во весь свой двухметровый рост. Расправил плечи и в палаты пошел. Вокруг него сразу же появилось множество народа. Меня тогда поражало то, что его все больные знали. Вроде бы толкотня, а он практически на ходу умудрился уже узнать состояние нескольких пациентов. А уже утром нескольким человекам пришлось покинуть больничные койки. Оказалось, что это были симулянты, решившие отдохнуть от работы на уборочной.

 

Птенцы гнезда Петрова

В наше время человек, севший в кресло начальника, старается окружать себя посредственными личностями, чтобы никто не смог заменить его на этой должности. Советское время не было исключением, и многие врачи старались не давать молодым своим коллегам получать опыт. Боясь, что они в дальнейшем смогут «подсидеть». Петр Юрженко, наоборот, собирал со всех районов области лучших и наиболее способных молодых врачей. В то же время никто к нему не лез с протекцией. Это было бесполезно. Людей, как сегодня говорят, в свою команду он выбирал сам. Его школа была трамплином. А ученики впоследствии возглавили отдельные направления в хирургии: урологию – Фридрих Фиксман, нейрохирургию – Михаил Лященко, грудную хирургию возглавил Никифор Кочуровский. «Мы тогда в шутку называли себя «птенцы гнезда Петрова», – вспоминает хирург Виктор Василенко.

 

Железный характер

Современники отмечали его целеустремленный характер. Наметив цель, он шел к ее достижению, и ничто не могло его остановить. «Он всегда добивался своего. Тогда у нас работали в большинстве женщины-врачи. У них, как правило, семья, дети. Оставить на ночные дежурства их было проблематично. Нас тогда было всего двое мужчин, и вся нагрузка ложилась на нас, – рассказывает Виталий Гордеев. «И Петр Иванович, чтобы разгрузить нас, поступил как настоящий дипломат. Он стал женщинам предлагать новые должности. Одну продвинул по профсоюзной линии, другую выдвинул в депутаты Верховного Совета, третья с его помощью стала главным врачом.

На их место пришла молодежь и Юрженко принялся с неутомимой энергией учить их. Если ты ошибался, то вместо разноса был так называемый разбор полетов. Собирались все врачи и медсестры и анализировалось каждое действие на операции. Но если он видел, что врач выполняет свои обязанности как повинность, то это не прощалось и человек мог носить белый халат, но к больным и операционному столу он просто не допускался.

У нас был случай когда один молодой врач, которого Юрженко вытащил с сельской глуши, решил пойти по административной стезе. Петр Иванович не дал добро. Тот начал строчить кляузы, а тогда времена были суровые. Поступил донос – и нет человека. Но авторитет главного врача был на такой высоте, что сотрудники карающих органов к нам даже и не пришли. С того момента доносчик перестал существовать для всех, не только для нашего главного.

 

Память сердца

«Об этом человеке можно говорить не один час, – дополняет своих коллег врач-хирург Александр Близнюк. Я работал с Петром Ивановичем Юрженко последние два года его жизни, когда пришел в интернатуру. Это была интересная, многогранная личность. Общался как на русском, так и на украинском языке. Причем их знание было, можно сказать, литературное. Никакого суржика. Интеллектуал, очень начитан. В то время он был консультантом, но продолжал оперировать до конца и следил за всеми новинками медицины. Он всю жизнь поддерживал дружеские отношения со звездами советской медицины: академиками Николаем Амосовым, Александром Шалимовым и другими. Не боялся принимать решения в какие-то трудные моменты. Другой бы на его месте не стал рисковать карьерой, должностью, но Юрженко был не такой. Он шел на риск, но это была не авантюра, а до тонких мелочей продуманный шаг. И как правило, он побеждал. Он жил больницей. В сотую годовщину со дня рождения Петра Ивановича врачи областной больницы обратились с просьбой назвать его именем теплоход. Теперь от причала речпорта каждую навигацию отходит теплоход, на борту которого – надпись «Хирург Юрженко». Но об этом человеке осталось не только имя на борту судна. Это прежде всего память, сохраненная его пациентами, которым он сохранил здоровье, а порой и жизнь. Остались ученики, продолжающие дело всей его жизни.

олег

Олег ГРУШКО

 

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

160