Это было недавно

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

Всего каких то 80 лет назад  назад. В Германии на выборах в рейхстаг большинство мест получили национал – социалисты, возглавляемые Адольфом Гитлером. Буквально в первые дни прихода к власти Генрих Гиммлер своим приказом создает под Мюнхеном концентрационный лагерь Дахау, предназначенный для политических противников и евреев.К 1939 году сеть лагерей накрыла всю территорию третьего рейха.

В это время в херсонском рыбном техникуме учился 16 летний юноша, которому позже предстояло пройти все круги ада изобретения немецких националистов.

«Сам я родом с Николаевской области, наше село Кавказ, не более ста дворов находилось, возле райцентра Березнеговатое, — рассказывал Александр Кравченко, — В 1939 году я поступил в херсонскую мореходку, а 22 июня 1941 года был на практике в Астрахани. В полдень после выступления министра иностранных дел Молотова, на Волге загудели протяжно гудки пароходов. На душе так жутко стало. Из техникума телеграмма срочно в Херсон. С пересадками на поездах добрался домой. Под Знаменкой два немецких самолета начали бомбить, но машинист попался опытный. Иногда притормаживая, иногда давая полный ход, он спас состав, лишь осколки бомб продырявили последнюю цистерну. Дома была только мама, отца забрали на фронт. Никто ничего не знает. Где наши, где немцы? В Херсоне творилось тоже самое. 9 августа директор техникума заявил, что занятия начнутся по расписанию ( Херсон немцы взяли после 2-х дневных боев 18 августа. Прим. Автора). Возвращаясь домой, заночевал в Снигиревке. Поздно вечером раздались пулеметные очереди, а утром я увидел на улице немецких мотоциклистов.

к

В наше село немцы не заходили и началось безвластие. Раскулаченные начали растаскивать с колхоза свое имущество. Кто не мог найти свой плуг, тащил борону. Если кто то из селян возмущался, то в ответ звучало: «Это тебе не Советская власть!». Потом в село приехал немецкий комендант в сопровождении полицаев, набранных из местного населения и назначил старосту, им стал бывший председатель сельсовета и его помощника. Последний из бывших бригадиров колхоза, тут же начал выслуживаться у новой власти. Вооружился железным прутом и начал бить всех кто не желал работать на новый порядок. В июне 1942 года как то вечером его сынок ударил девушку. Я не стерпел и врезал ему сдачи. Мне хоть и было 16 лет, но я втехникуме занимался спортом и боксом. Ответ не заставил себя ждать. Через неделю вместе с 10 девушками с нашего села меня угнали в Германию».

В 1942 году немецкие войска на Восточном фронте несли огромные потери. Чтобы восполнить убыль личного состава нацисты стали призывать в армию своих рабочих, а на их место завозить иностранцев как Западной Европы, так и с Советского Союза. Только из Херсонской области на принудительные работы было вывезено 37499 человек.

Чужбина

«Ранним утром за нами зашли полицаи и на трех подводах отвезли в Высокополье. Возле станции загнали всех за колючую проволоку и заставили проходить медосмотр. Прошедшим на руке рисовали плюс или минус. Если бы я сразу понял что минус означает негоден, то стер бы его, но это я узнал позже когда нас загрузили в вагоны. В обыкновенных товарных вагонах набивали под завязку всех вместе и парней и девушек. Небольшие окошки замотаны колючей проволокой. Лето, печет солнце, дышать нечем. Ели то, что взяли сами из дома.

к1

Раз в сутки эшелон останавливали в степи и парни бежали справлять нужду направо, девчонки налево. Убежать невозможно. Вокруг солдаты – эсесовцы, вооруженные пулеметами. Через несколько суток нас привезли в Австрию на строительство гидроэлектростанции. Поселили сырых и темных бараках. Рабочий день 12 часов, инструмент тачка. Пищевой рацион как у вегетарианцев: брюква, картошка. С нами вместе работали поляки, французы, но у них воскресенье выходной и продовольственные посылки от Красного Креста. Проработали мы месяц и все 105 человек решили устроить забастовку под лозунгом: «Нет еды – нет работы!». Так мы утром вместе с Ваней Карпенко и заявили старшему полицейскому. Мой земляк немного немецкий знал, а меня как самого грамотного выбрали. И суток не прошло как нас двоих отвезли в городскую тюрьму Зальцбурга. 10 суток в одиночке.

к4

Утром в 4.30 подняли койку и целый день на ногах. Только сядешь, как окрик «Встать!». Выводили только на допросы. Следователь гестапо из эмигрантов по фамилии Осташевский, сын помещика из Полтавской области. В начале допроса чтобы запугать меня, на стол клал пистолет. Допрос шел на украинском. «Ты быдло попал в самое цивилизованное государство Европы!», — заявил он мне. Я начал спорить, что и у нас достижений хватает, тут он мне так двинул по зубам, что я улетел вместе со стулом в угол. С тех пор в дискуссии не вступал. В тюрьме также насобиралось человек 20 беглецов с рабочих лагерей. В один из дней нас всех в вагоне пригородного поезда отвезли концлагерь Дахау».

Работа делает свободным.

Основанный в 1933 году концлагерь к 1942 году значительно увеличил свою площадь. Первые акции, так называли убийства людей эсесовцы были совершены 12 апреля 1933 года. Тогда погибли заключенные бенарио, Гольдман и Канн. В мае охрану лагеря на себя взяли войска «СС» и с тех пор счет жертв пошел на сотни тысяч погибших. Уничтожение евреев в германии было произведено в ранг государственной политики и после ноябрьских погромов 1938 года, бараки Дахау приняли 10911 человек, вина которых заключалась в том, что они родились евреями.

к12

После нападения на СССР в Дахау потянулись эшелоны советскими военнопленными. Когда была принята программа очищения рядов арийской расы от душевнобольных, концлагерь стал местом сбора больных людей. Позже их отправляли под город Линц, где проводилась эвтаназия. С 1942 года заключенные работали на различных предприятиях военной промышленности. Так возникло еще 169 внешних лагерей, входивших в систему Дахау. В 1941 году немецкие врачи начали проводить медицинские эксперименты. В целях экономии и их проводили не на животных, а на людях.

к5

«В Дахау, продолжает вспоминать Александр Иванович, — нас привезли сначала в баню. Сначала всех обстригли наголо, а затем под ледяной душ. Вместо одежды выдали поношенное обмундирование красноармейцев. На грудь и на правое колено нашили номер с красным треугольником. Как позже я узнал цвет, обозначал категории заключенных. Красный русские и коммунисты разных стран, зеленый – уголовники. Евреям нашивали желтую шестиконечную звезду. Мне достался красный цвет с номером 33296. Нас поселили в бараке, где стояли трехъярусные нары. Никаких одеял, лишь матрасы, набитые травой. Лагерь был переполнен, и вместо 208 в бараке находилось до 1600 человек.  Я был в 17 бараке, а затем в 19. В шестом бараке находились священники со всей Европы. Крематорий находился за территорией лагеря, но потом построили более мощный. Территория была окружена бетонными столбами с колючей проволокой, через которую был пропущен электрический ток. За забором глубокий ров с водой. По всему периметру вышки с охраной. Три раза на день проверка – «аппель». Когда выходил комендант на трибуну, мы по команде : «Мютцен ап!» должны были сорвать шапки и шлепнуть ими по ноге. Звук был как орудийный выстрел. Каждый заключенный должен быть работать. Работы были изнурительные. Самым тяжелым считалось трудиться на каменоломне. Я попал в команду землекопов.

к8

Перевозки в лагере были на телегах, в которых были впряжены вместо коней люди. Эти команды возили все вплоть до мертвецов в крематорий, но попасть туда было большой удачей. Они возили помойные отходы с кухни и так могли подкармливаться. Народ вымирал постоянно. У нас в бараке каждую ночь от истощения умирало от 5 до 10 человек. Больных отправляли в больничных барак, но там их никто не лечил и конец был один – смерть и в крематорий. Также косила людей и дизентерия. Летом 1942 года немцы напали на след подпольной организации военнопленных, большинство которых были наши. Всех 92 вывели на стрельбище и расстреляли. От голодной смерти меня спас перевод в команду, которая занималась переборкой овощей.

к13

В медицинском бараке врачи лечили только подопытных заключенных. Меня поместили в какой-то шкаф и напустили комаров. В течении получаса они кусали беспощадно. Спустя время понял, что меня заразили малярией. Думал, что отправят в крематорий, но немцы стали лечить. Давали различные лекарства и тщательно следили за процессом выздоровления. Позже узнал, что на мне новые медикаменты испытывали. Но не всем везло как мне. Отрабатывалась программа спасения сбитых летчиков Люфтваффе и попавших в холодную воду. Заключенных одевали в комбинезоны летчиков и заставляли прыгать в бассейн, где вода постепенно охлаждалось.

к10

Когда человек не подавал признаков жизни, его доставали и пытались различными способами вернуть к жизни. Один заключенный провел в воде рекордное количество времени, но врачи все-таки его прикончили во имя науки. Самыми сплоченными в лагере были советские, и немецкие коммунисты с большим уважением относились к нам. Ведь именно нас эсесовцы подвергали за различные прегрешения суровым наказаниям. Для этого они использовали помещение бани. Там заключенного подвешивали и начинали бить. Когда я попал в лагерь, я весил 62 килограмма, через 15 месяцев у меня 35 кг. Человек, попавший в лагерь, постепенно становился равнодушным к смерти и не пытался бороться за жизнь. Нацистам это и надо было. Они хотели превратить нас в животных, котрые тупо выполняли их приказания.

к16

Для них мы не были людьми. У нас даже фамилии отобрали, но у меня уже страха не было, только ненависть к этим выродкам в черной форме. Не знаю остался бы я жив в Дахау, но меня с командой заключенных в конце 1943 года отправили в лагерь Аугсбург».

Остарбайтер

На новом месте Александру Кравченко пришлось работать на вагоноремонтном заводе. Как то возвращаясь с работы в лагерь, воспользовавшись, что конвоир отвлекся он бросил на рельсы гидравлический домкрат. Поезд сошел с рельс и гестапо начало следствие. Заподозрили советских заключенных и гестаповцы начали выбивать признание. «В течении трех суток нас нещадно избивали, — вспоминает Александр Иванович Кравченко, — но никто никого не выдал, несмотря на то что грозили расстрелом. Ничего не добившись гестаповцы нас отпустили обратно на завод, на котором было много наших ребят угнанных на работу в Германию. Они тоже жили за колючей проволокой, но им разрешалось переписываться с родными. Один парень с Николаевской области рассказал, что у него есть адрес земляка из Снигиревского района, который в рабочем лагере в Нюрнберге и назвал имя и фамилию моего двоюродного брата. Ребята помогли с одеждой и в феврале 12944 года я бежал. Помогло также знание немецкого языка». В то время иностранным рабочим разрешалось перемещение внутри Германии, но обязательным было ношение знака «ОСТ» и наличие документов. Лиц пойманных без вышеперечисленного помещали в тюрьму, педантично устанавливали личность задержанного, и если выяснялось, что он беглец, его направляли в один лагерей уничтожения, где на его деле ставилась пометка о ликвидации. Александру повезло ему удалось ускользнуть от жандармской проверки в вагоне и добраться рабочего лагеря его брата. «С полицейским который стоял на входе мне удалось договориться, — продолжает рассказ Александр Иванович, — не успели мы с Толей наговориться как американская авиация начала налет на Нюрнберг. Американцы не оставили камня на камне. Город просто перестал существовать, но завод Мессершмидта не тронули. Я решил воспользоваться суматохой уехать на юг Австрии. Мне брат дал адрес одной девушки – украинки, которая работала под Инсбруком. С помощью ее хозяйки мне удалось устроиться к одному фермеру, по ихнему бауэру. Йоганн Сайлер был хозяин крепкий. Я работал у него больше года. Несмотря что он был хозяин, а я работник, он различий в работе не делал. Питался с ними за одним столом, я для них как член семьи был. Спал в доме в своей комнате. Когда пришли американцы, недалеко от нашего городка на базе рабочего лагеря организовали лагерь, где стали собираться все наши советские. Мой хозяин предлагал мне остаться. Даже жениться на дочке предлагал. Понравился я ему своей безотказностью и трудолюбием. Но я хотел домой вернуться. В Линце прошел наш фильтрационный лагерь. По ночам допрашивали офицеры контрразведки, выворачивали всех наизнанку. Требовали вспомнить не только где был, но и с кем был и их имена и фамилии. Власовцев и казаков служивших немцев тут же куда то отправляли. Кормили один раз в день фасолевым супом. Меня после проверки отправили служить в стрелковый полк 3 украинского фронта».

Послесловие

Александру Ивановичу Кравченко повезло. Повезло не один раз. Он остался жив пройдя сквозь два концлагеря и рабочие лагеря. До сих пор никто не подсчитал точное количество людей которое уничтожило нацисткая идеология. А ведь тогда в далеком 1933 году миллионы немцев голосуя за лозунг «Германия для немцев» не могли предполагать к чему приведет их новый фюрер. К сожалению уроки истории ничему не учат. Новейшая история Украины этому доказательство.

cfv

Олег ГРУШКО

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

165