Алексей Стаханов. Герой и символ советской эпохи

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

5 ноября 1977 года, сорок лет назад, скончался человек, чье имя стало символом трудовых подвигов советской эпохи. Это уже затем, в перестроечный период и в постсоветской России над ним и его последователями шутили недалекие люди, но ведь именно таким героям страна была обязана стремительной индустриализацией, строительством новых городов, развитием экономики.

Алексей Григорьевич Стаханов прожил не столь и маленькую для простого трудового человека жизнь – 71 год. Он родился 21 декабря 1905 года (3 января 1906 года по новому стилю), в разгар событий Первой русской революции, в деревне Луговая Ливенского уезда Орловской губернии. Обычная простая семья, простой парень… Юному Алексею посчастливилось пережить Гражданскую войну, голодные годы. Что только не приходилось ему делать, чтобы заработать на жизнь – Алеша работал пастушком, сторожем у зажиточных соседей. В школе ему удалось проучиться только три класса.

Именно в поисках лучшей доли и отправился Алексей Стаханов на Донбасс. Он пришел на шахту «Центральная – Ирмино», что в местности под названием «Ирминский рудник» (сейчас – город Ирмино). Поначалу деревенского парня принимать на шахту не хотели, тем более и вакансий то не было, но похлопотали земляки – на шахте работали люди отовсюду, и Орловщина не была исключением. Стаханова взяли тормозным. Это была не требующая особой квалификации, но требующая внимательности, сноровки и силы работа. Тормозной должен был следить за тем, чтобы назад не скатывались вагонетки с углем, которые тащили по рельсам лошади. Алексей, благо парень был смекалистый и крепкий, с этой работой справлялся хорошо и скоро его сделали коногоном. Он управлял лошадьми, которые таскали вагонетки с углем. Пройдя такую своеобразную стажировку, он наконец получил в руки долгожданный отбойный молоток и стал забойщиком – самая тяжелая, но и ответственная, хорошо оплачиваемая работа. Так Алексей стал рубить угольные пласты.
Физически сильному парню работа давалась легко, довольно быстро он стал одним из лучших забойщиков, а в 1935 году, будучи 29-летним молодым шахтером, окончил курсы забойщиков на той же шахте. Имея восьмилетний опыт работы на шахте, к лету 1935 года Стаханов неоднократно задумывался о том, как повысить производительность труда. Он предложил – пусть один шахтер рубит уголь, крепильщики укрепляют свод шахты, а коногоны уголь вывозят. Разделение труда, по мнению Стаханова, помогло бы каждую смену выдавать по 70-80 тонн угля.

В то время повышение производительности на любых предприятиях было главной задачей. Поэтому инициативой Стаханова сразу же заинтересовался парторг шахты Константин Петров. Он тоже очень хотел повысить производительность труда на шахте, прекрасно понимая, что от этого зависит его собственная карьера. Что было дальше – знает вся страна. Эксперимент было решено поставить в ночь с 30 на 31 августа 1935 года. Почему выбрали именно эту дату? 1 сентября отмечался Международный юношеский день и парткомитет шахты хотел именно к нему приурочить невиданный прежде эксперимент. Константин Петров, «стахановский комиссар», подал соответствующий запрос в горком партии в Кадиевку. Там дали добро.

В 22 часа в шахту спустились забойщик Алексей Стаханов, крепильщики Гаврила Щиголев и Тихон Борисенко, начальник участка Николай Машуров, парторг шахты Константин Петров и редактор многотиражки Михайлов. Петров и Машуров засекли время начала работы. Стаханов с отбойным молотком двинулся вперед – рубить угольные пласты. Щиголев и Борисенко крепили свод, постепенно отставая от набиравшего темпы Стаханова. Хотя забойщику предстояло прорубить восемь уступов, Стаханов блестяще справлялся с задачей. Работа была сделана за 5 часов 45 минут. Подсчитав результат, начальник участка и парторг были шокированы – Стаханов нарубил 102 тонны угля, выполнив 14 норм. За менее чем шесть часов работы ему удалось заработать 220 рублей.

После впечатляющего успеха Стаханова и доклада парторга наверх, его метод было решено использовать и на других шахтах. Что касается Стаханова, то уже 31 августа в 6 часов утра, после завершения процесса работы, пленум парткома шахты «Центральная – Ирмино» принял решение занести имя Стаханова на Доску почета. Герою – забойщику решили выделить новую квартиру, предоставить абонемент в театр – для культурного развития. Моментально никому неизвестный рабочий парень с луганской шахты превратился в народного героя, о котором заговорила вся советская страна.

Тем временем, неутомимый Алексей продолжал ставить рекорды. Когда 4 сентября 1935 года другой забойщик Мирон Дюканов нарубил за смену 115 тонн угля, Стаханов взял новую величину – 19 сентября он нарубил 227 тонн угля за смену. Естественно, такие успехи не могли остаться незамеченными высшим руководством страны. Стаханов превратился в символ, в героя советской индустриализации. В его честь получило название целое движение ударников, которых стали называть не иначе как стахановцами. Теперь стахановцы появились не только в шахтах, но и на любых предприятиях, в сельском хозяйстве. Героический шахтер красовался на пропагандистских плакатах, призывавших советских рабочих и колхозников ставить трудовые рекорды и брать пример с Алексея Стаханова.

Стаханову прочили большое будущее. В то время такие люди ценились, а Стаханов был молодым парнем, прославившимся на всю страну. Не скрывал своего расположения к Стаханову и сам Иосиф Виссарионович. Судя по всему, у него были свои виды на луганского шахтера – Сталин хотел, чтобы Стаханов, разумеется, после получения соответствующей подготовки, сделал бы карьеру в угольной промышленности и даже стал народным комиссаром. В 1936 году забойщика Стаханова отправили в Москву – учиться в Промышленную академию. Тем временем, на шахте «Центральная – Ирмино» тоже происходили масштабные события. Был отстранен, а впоследствии и арестован директор шахты Иосиф Иванович Заплавский – по обвинению в противодействии рекордам Стаханова. Место Заплавского занял парторг Константин Петров, который, кстати, был младше самого Стаханова на два года. В 1936 году Ирминский рудник получил статус города Ирмино – также в честь стахановского рекорда.

Сам Алексей Стаханов в Москве, что называется, «пустился во все тяжкие». Простому рабочему парню внимание всей страны, лестные оценки Сталина вскружили голову. Вместо кропотливой учебы в Промышленной академии Стаханов предпочитал встречаться с почитателями, стал прикладываться к бутылке. Есть версия, что внушение героическому шахтеру пришлось делать самому Сталину. Вождь народов отнесся к Стаханову по отечески – дело молодое, понял он рабочего парня с его «головокружением от успехов». Но определенные выводы насчет Стаханова все же сделали. Серьезная карьера у Алексея Григорьевича не получилась.
После окончания в 1941 году Промышленной академии, Стаханова направили начальником шахты в Караганду. На фронт героический шахтер не попал – символ советской угольной промышленности решили уберечь от такого риска. В Караганде, впрочем, Стаханов тоже поработал недолго – до 1942 года. Затем его перевели начальником сектора социалистического соревнования в Народный комиссариат угольной промышленности в Москву. Должность не слишком ответственная, скорее – почетная. На ней Стаханов спокойно работал до 1957 года. Хотя распространены мифы о том, что к этому времени Стаханов едва ли не полностью спился, вряд ли стоит им верить. Кто бы стал в сталинское время держать конченого алкоголика в Наркомате? Тем не менее, в 1957 году, уже после смерти Сталина, Стаханова убрали из Министерства угольной промышленности – отправили на Донбасс. Говорят, что стоял за этим сам Никита Хрущев, который относился к Стаханову весьма прохладно – недолюбливал сталинского героя, да и завидовал ему как шахтеру.
Есть много легенд о том, почему Стаханова при Хрущеве отправили на Донбасс. По одной он нагрубил Никите Сергеевичу, ответив генсеку на слова «Я как шахтер» — «Какой ты на… шахтер!». По другой, когда в Советский Союз собирался лидер французских коммунистов Морис Торез, то он хотел встретиться со Стахановым и Хрущев сказал: Стаханов на Донбассе. А затем и отправил туда Алексея Григорьевича – для встречи французского товарища. Но назад героя – шахтера так и не позвали.

Жил Стаханов после 1957 года в городе Торезе. Вот здесь и покатилась по наклонной жизнь героического шахтера. «Ссылку» из Москвы Стаханов переживал болезненно. Конечно, он понимал, что его слава уже в прошлом и больше ему не суждено сделать какой-то масштабной карьеры. К этому добавились и семейные проблемы – уход жены с детьми. Алексей Григорьевич действительно стал часто выпивать. Тем более, что и советская страна как то забыла о героическом труде луганского шахтера. По крайней мере, Стаханов, возраст которого уже приближался к пенсионному, так и не получил даже звания Героя Социалистического Труда.

Ситуация изменилась лишь в конце 1960-х гг. Хрущева сменил Леонид Ильич Брежнев, который относился к символической составляющей советской идеологии весьма трепетно. В брежневскую эпоху страна как никогда нуждалась в символах. Было решено вернуться к героям славного революционного, военного и трудового прошлого. Вспомнили и об Алексее Григорьевиче Стаханове.

В Торез отправились журналисты. Встречей с легендарным Стахановым московские гости были поражены. Знаменитый шахтер, а теперь пенсионер был больным алкоголиком, находился в удручающем состоянии. О легенде сообщили по радио. Леонид Ильич Брежнев был поражен, что Алексей Стаханов, о котором он еще в молодые годы слышал как о выдающемся ударнике, до сих пор не имеет звания Героя Труда. Брежнев распорядился – найти Стаханова, привезти в Москву. Алексея Григорьевича срочно отправили на лечение в санаторий, привели в порядок. Затем привезли в столицу.

В 1970 году Алексею Григорьевичу Стаханову через 35 лет после его подвига было присвоено вполне заслуженное высокое звание Героя Социалистического Труда. К пожилому человеку вернулась былая слава. Алексея Стаханова стали возить по городам Советского Союза, организовывали встречи с трудовыми коллективами, с учащейся молодежью. После встреч неизбежно следовали застолья с местными партийными чиновниками. Алексей Григорьевич вновь стал выпивать, только уже не в одиночестве и от тоски как прежде.

В конце концов, закончилось все очень плохо. Стаханов попал в психиатрическую больницу в Торезе. Нет, по словам его дочери Виолетты, он не сошел с ума, а просто начались проблемы с сосудами головного мозга. В больнице Алексею Григорьевичу выделили отдельную палату, старались поддерживать, как могли. Но все равно случилось несчастье. Общительный Стаханов не любил сидеть в одиночестве в своей палате и норовил пойти в общую – пообщаться с другими больными. В один из таких походов он поскользнулся на яблочной кожуре и, упав, ударился виском об угол стола. Через несколько часов Алексея Григорьевича Стаханова не стало. Он умер 5 ноября 1977 года.

Уже 15 февраля 1978 года Президиум Верховного Совета Украинской ССР принял решение о переименовании города Кадиевки, в котором Стаханов установил свой знаменитый рекорд (Ирмино входило в городскую агломерацию Кадиевки), в город Стаханов. Имя Алексея Григорьевича присвоили улицам, населенным пунктам, учредили 26 стипендий имени Стаханова для лучших учащихся профессиональных училищ.

Жизненный путь Стаханова – это героизм и трагедия одновременно. Он свидетельствует о том, как несправедлива порой бывает судьба неординарных людей. Но, тем не менее, Стаханов внес свой огромный вклад не только и даже не столько в развитие угольной промышленности, сколько в психологию советских людей сталинской эпохи. Его пример мотивировал миллионы других советских граждан на трудовые подвиги, а фамилия Стаханова стала нарицательной и жила отдельно от своего носителя.

В постсоветские годы «желтая пресса» пыталась очернить облик Стаханова точно также, как и облик других знаковых фигур советской эпохи. Предпочитали говорить не столько о подвиге шахтера и даже не о жизненной трагедии, а об якобы аморальном образе жизни Стаханова, о том, что он постоянно пил (и это при живых постсоветских руководителях, которые пьяные засыпали в самолетах и «дирижировали» оркестрами), что жена у него была «слишком юная», и так далее. К счастью, время все расставило по местам. Сегодня в стране просыпается уважительное отношение к тем людям, которые создавали советскую эпоху, строили заводы и фабрики, рубили уголь, выполняя четырнадцать нормативов за пять часов. Среди них достойное место занимает и Алексей Григорьевич Стаханов.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

152