22 октября 1962 года

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

В наши нелегкие дни слово «карантин» стало, увы, не просто привычным, а чуть ли не самым обиходным для десятков и сотен миллионов людей на планете. Однако решение, о котором объявил 58 лет назад в своем обращении к нации президент США Джон Кеннеди, означало совершенно иное. Речь шла о морской блокаде Кубы, к которой в это время на полном ходу шли из СССР корабли с ядерными ракетами и компонентами пусковых установок для них. Мир застыл на грани самоубийственного глобального конфликта.

Сегодня это противостояние известно нам под именем Карибского кризиса, который большинством историков считается моментом наибольшего приближения человечества к самоуничтожению в пламени термоядерной войны. Как все, наверняка, помнят, началось все с размещения Соединенными Штатами на территории Турции 15 ракет среднего радиуса действия PGM-19 Jupiter. Среднего-то среднего, но поразить Москву и большинство промышленных и административных центров СССР эти ракеты, способные нести атомный заряд, могли совершенно без проблем.

С учетом того, что преодолеть расстояние до целей они были способны за каких-то 10 минут, наша страна оказывалась, по сути, совершенно беззащитной перед возможным ударом. Более того, на то время Советский Союз имел значительное отставание от Соединенных Штатов в области стратегических ядерных вооружений. Как боезарядов, так и действенных средств доставки у него было меньше в разы! Да, трех сотен боеголовок и бомб, имевшихся у СССР, американцам хватило бы за глаза (как и СССР американских 6 тысяч), но вопрос был в том, удалось ли бы СССР нанести удар хотя бы в ответ. Расположенные в такой опасной близости Jupiter серьезно меняли баланс сил.

Ответ был найден достаточно быстро и в истинно хрущевской манере — просто и «сердито». Раз обнаглевшие янки пихают ракеты нам под бок, мы поставим свои на их «заднем дворе», на Кубе! Тем более что команданте Фидель давно жаждет куда более тесной дружбы с Москвой. Вот он ее и получит. В довесок к дислоцированному на Острове Свободы советскому воинскому контингенту и атомному . Что характерно, Кастро и вправду не выразил ни малейших возражений против подобного поворота событий, имея к тому свои конкретные мотивы.

Социалистическая Куба торчала у Вашингтону как кость в горле, ее лидер понимал, что попытка принести на остров «демократию» в ракетно-бомбовом варианте – лишь вопрос времени, причем не слишком отдаленного. Так, может, присутствие Советской Армии охладит горячие головы в США? Забегая наперед, скажу, что вышло все в точности наоборот, но на начальном этапе события развивались достаточно неплохо: СССР начал операцию «Анадырь», в ходе которой через океан отправились две дюжины ракет Р-12, бивших на 2 тысячи километров, и шестнадцать Р-16, имевших вдвое больший радиус действия. Каждая из них готова была передать пламенный термоядерный «привет» в 1 мегатонну как Вашингтону, так и большинству баз стратегической авиации ВВС США.

Проблемы начались с того момента, когда вовсю шнырявшие над Кубой американские самолеты-шпионы U-2 зафиксировали факт наличия там как возводимых, так и уже вполне обустроенных позиций советских баллистических ракет. Увлекательнейший фоторепортаж на эту тему попал сперва в ЦРУ, а затем в Пентагон и Белый дом. Для руководства США такое известие стало холодным душем. На высшем уровне были начаты немедленные консультации относительно ответных действий. В основном все предложения сводились к трем: ударить по ракетам, «пока не поздно» (хотя на самом деле было уже поздно), начать вторжение на остров или попытаться полностью его блокировать. К счастью, остановились на последнем.

Проблема заключалась в том, что морская блокада по международному праву уже сама по себе является актом войны, в отличие от размещения где-либо каких-либо вооружений. Американцам очень не хотелось выступать в роли агрессоров, потому Кеннеди 22 октября заявил всего лишь о карантине — патрулировании ВМС США зоны вокруг Кубы в 500 морских миль с целью «недопущения провоза на остров оружия». В Москве недвусмысленно ответили, что капитаны советских судов никакие предписания американских военных моряков выполнять и не подумают, а в случае чего СССР будут предприняты «любые меры» для обеспечения их безопасности.

Четыре корабля, груженные ракетами в сопровождении такого же количества подводных лодок, прикрывавших их, продолжили путь к Острову Свободы. Дальше события начали развиваться по памятному всем зубодробительному сценарию: как США и СССР, так и их союзники по НАТО и ОВД привели свои войска в состояние полнейшей боевой готовности, между лидерами государств шла непрерывная переписка, столь же эмоциональная, сколь и безрезультатная. Точку в попытках договориться мирно чуть было не поставил сбитый советскими ракетчиками над Кубой очередной U-2 и гибель его пилота… В итоге все пришло к «черной субботе» 27 октября, когда едва не были отданы приказы, которые, скорее всего, подвели бы черту под историей человечества.

В конечном итоге кризис разрешился к взаимному удовлетворению всех сторон – в обмен на вывод советских войск и ядерного оружия с Кубы Вашингтон дал твердое обещание отказаться от планов вторжения на нее, которое, как это ни удивительно, выполняет поныне. Также США убрали свои ракеты из Турции и вообще после этого начали вести себя несколько скромнее. История Карибского кризиса до сих пор хранит целый ворох недоговоренностей, тайн и загадок, несмотря на то, что о нем написана целая библиотека и снято множество фильмов.

Одним из таких «белых пятен» является история, случившаяся в тот же день, когда Джон Кеннеди, вводя в шок и трепет своих соотечественников, вещал с телеэкранов о карантине для Кубы и нацеленных на них оттуда советских ракетах. 22 октября 1962 года в Москве был без особого шума задержан один из самых известных в истории СССР шпионов-«оборотней» – полковник ГРУ Олег Пеньковский, усердно работавший как на американскую, так и на британскую разведки. По сей день относительно его роли в Карибском кризисе идут самые горячие споры людей, придерживающихся прямо противоположных точек зрения.

Кто-то из исследователей склонен считать, что именно Пеньковский «слил» в ЦРУ сверхсекретный «Анадырь», отчего американцы и были наготове. Другие утверждают, что, напротив, предоставленные им сведения о том, что Кремль ни в коем случае не пойдет на попятную в этом конфликте, заставили Вашингтон проявить уступчивость и удержали Кеннеди от атаки на Остров Свободы. Третьи же и вовсе утверждают, что предатель-полковник к моменту грозных событий находился под настолько плотным контролем сотрудников КГБ и собственных коллег, что вообще никакой информации на Запад передавать не мог.

Так или иначе, Пеньковский был расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР и абсолютное большинство своих тайн унес в могилу. То, что наручники на его запястьях защелкнулись именно в день, едва не ставший точкой последнего отсчета до ядерного Апокалипсиса, скорее всего – совпадение. Хотя… Кто может знать наверняка?

Автор:

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

153