Художник, которого нет…

Написано . в . Опубликовано в История, Культура, Новости

Виктор ХМЕЛЬ

Рассказ о художнике, чье имя стало известно херсонцам благодаря исследованиям архивиста Зори Соломоновны Орловой.

 

Часто говорят «Человек живет, пока о нём помнят». Наверное, это действительно так. Только, к большому сожалению, человеческая память все же не вечна. Проходит совсем небольшой период времени, и имена некогда живших, покрываясь пылью времен и порастая травой забвения, теряются где-то на страницах Истории. Пройдёт еще несколько десятков лет — и как-будто не жил человек…

Кто сегодня в Херсоне помнит имя художника Леонида Владимировича Брюммера? Единицы. Даже в художественном музее имени Алексея Шовкуненко до обидного мало знают о мастере, жившем и работавшем в нашем городе в начале прошлого века. Три небольших этюда Брюммера, хранящиеся в запасниках музея, не дают полного представления о творчестве художника. Еще две-три работы, находящиеся в частных собраниях городских коллекционеров, и вовсе неизвестны херсонцам. А между тем имя этого человека достойно занять определенную ступень в культурной истории нашего города.

я8

«Устаю, когда не имею возможности взять в руки кисть…»

Родился Леонид Владимирович 12 (24) сентября 1889 года в Херсоне. Родителями будущего художника были обрусевший немец Владимир фон Брюммер и француженка Мари Гутьер. С ранних лет Леонид увлекся живописью. Состоявший в родстве с Брюммерами и Гутьерами преподаватель рисования первой мужской гимназии Херсона Иосиф Феглер (о нём мы рассказывали в «СВ» № 36 от 31 августа 2007 года), окончивший Имперскую академию художеств в городе Вильно, стал первым учителем мальчика. Возможно, благодаря своему учителю Леонид на всю жизнь связал свою судьбу с художественным творчеством. Потом была учеба в Киевском художественном училище, которое будущий мастер окончил с отличием в 1915 го-ду. Затем продолжил обучение в Петербургской императорской академии художеств, Украинской академии искусств. В этот период Брюммер много работает, пишет этюды, картины, участвует в художественных выставках.

я9

Херсонская газета «ЮГъ» от 23 апреля 1913 года в статье, посвященной 5-й городской выставке картин, писала: «…Г-н Брюммер — художник вполне уже законченный, ясно и определённо высказывающийся и в этом отношении почти единственный у нас из тех, о которых стоит призадуматься…» Первая мировая война и последующие за ней годы революционного хаоса, круто изменившие жизнь всей страны, не позволили Леониду закончить образование. Началась эпоха выживания. Но как бы тяжело ни было художнику в суровые будни строительства нового общества, среди безразличия и непонимая толпы, он продолжал творить. Работая сотрудником секции охраны старины и музеев в Киеве, фотографом-ретушером районной газеты в Крыму, фотографом-художником в Орле, Леонид никогда не расставался с кистями и красками. «Устаю больше, когда не имею возможности взять в руки кисть…» — писал художник херсонскому другу Георгию Курнакову.

 я10
Брюммер и Курнаков в Ялте 1928 год

Наконец в начале 1940 года Брюммер всецело отдается любимому делу в художественной студии в Кабардино-Балкарии, что, впрочем, продолжалось недолго. Началась Великая Отечественная война, и как «лицо немецкой национальности» художник был депортирован в Павлодарское Прииртышье на спецпоселение. Годы, проведенные в глухом забытом поселении, превратились для творческого человека в сплошной кошмар. Как большинство талантливых людей, живущих своей особой, совершенно не понятной для других жизнью, он оказался неприспособленным к суровой действительности. Жил в полуразрушенной хибаре, мёрз в суровые прииртышские зимы. Голодал, меняя вещи и крохи скудного переселенческого пайка на кусок холста и случайные краски, но никогда не прекращал писать картины, которые не продавал даже в самые тяжкие моменты своей жизни. Парадоксально, но, возможно, только картины, хранившие в себе тепло рук художника, помогли выжить ему в столь суровое и безжалостное время.

«На днях я не утерпел и начал писать иней с натуры, холодно изрядно! Тогда я приспособился так: поставил мольберт, перед ним табуретку, на табуретку примус, чтобы он не тух, загородил куском жести. Примус греет и холст на мольберте, и палитру в руках — и можно писать».

я12

В сущности ничего не изменилось в жизни Леонида Владимировича и после окончания войны: «Переехать на родину в Херсон я смогу, когда будет разрешено. Я ведь сослан сюда как немец. Мне очень хотелось бы приехать в Херсон, работать с тобой. Устроить выставку, хорошо бы передвижную — в Николаеве, в Одессе, а потом и в Киеве», — пишет Леонид Брюммер в Херсон своему другу Георгию Курнакову. Только в 1955 году при непосредственной помощи Георгия Васильевича с Брюммера был снят статус спецпереселенца. Леонид Владимирович поселился в городе Джамбул (Казахстан). Работал художником-оформителем в городском парке. В этот период, как бы в попытке наверстать упущенное, мастер пишет огромное количество картин, но времени остается совсем мало… 1 сентября 1971 года Леонида Брюммера не стало.

 я13
Мемориальная доска на доме где в последние годы жил художник.

Обретение имени

В 1972-1973 годы по завещанию умершего в местном доме для престарелых неизвестного художника в Джамбульский областной историко-краеведческий музей была передана крупная коллекция ценных дореволюционных книг по искусству, а также два больших чемодана картин. Книги заняли достойное место в музейной библиотеке и послужили основой создания фонда редких книг по изобразительному искусству, а вот картины отправили до времени пылиться в запасниках. Пожалуй, так бы и пролежали они до скончания века, если бы, к счастью, не сменилось руководство музея.

я14

я15

В 1991 году при инвентаризации картины «извлекли на свет» и восхитились! Началась кропотливая работа по восстановлению имени художника. Собирая информацию о Брюммере, музейные работники обнаружили, что о нём практически ничего не известно. Леонид Владимирович был очень скромным человеком и вёл одинокий, неприметный образ жизни. Неизвестным оказалось и место захоронения художника. Со временем исследователи установили один довольно странный факт: сразу же после смерти Леонида Брюммера из Германии приехала неизвестная журналистка. С целью создания фильма о творчестве художника она собрала некоторый документальный материал, письма, фотографии, личные дневники художника. Но с фильмом что-то не получилось, и журналистка уехала, увезя с собой весь автобиографический материал. Так оборвались последние тонкие связи художника с современностью. Однако из сохранившегося в архиве завещания стало известно, что Леонид Брюммер — уроженец Херсона. В областной архив нашего города был направлен запрос.

я16

Еще задолго до получения запроса сотрудник госархива Херсонской области Зоря Орлова провела исследовательскую работу по фактам жизни и творчества нашего талантливого земляка. На основании собранных материалов в помещении архива прошел тематический вечер: «Архивный поиск. Художник Леонид Брюммер». На нём была представлена экспозиция документов и несколько копий картин художника. Поэтому на запрос Джамбульского музея дали быстрый и исчерпывающий ответ.

я18
В музее
 я19
автопортрет

В 2002 году, к 2000-летию города Тараз, при Жамбыльском (Джамбульском) областном историко-краеведческом музее состоялось торжественное открытие Художественного музея Леонида Владимировича Брюммера. Там разместили более тысячи картин художника, обретшего свое имя. В настоящее время помимо именного Художественного музея часть работ Брюммера находится в постоянной экспозиции Государственного музея искусств, имеются они и в частных коллекциях. За последние годы картины Брюммера экспонировались в Париже на Международной конференции в штаб-квартире ЮНЕСКО, в городе Костанае, трижды — в городе Алматы, дважды — в Казахском государственном музее искусств имени Кастеева, в частной галерее «АКК». Немецкое посольство города Алматы и общество немцев Жамбыльской области оказывают всяческую поддержку и спонсорскую помощь в содержании музея и проведении выставок. Проявляют интерес к художнику и на его этнической родине — в Германии. Чтобы ознакомиться с творчеством Брюммера художественный музей посетил доктор философии Института германских и восточно-европейских исследований Геттинского исследовательского центра Альфред Айсфельд. В знак уважения к памяти Леонида Брюммера его имя внесено в «Антологию искусств Казахстана»…

 я20
Леонид Брюммер в последние годы жизни.

Когда-то, в самом начале творческого пути молодого художника, херсонская газета «ЮГъ» с восхищением писала: «Г-н Брюммер художник такого типа, у которого нет ничего незаконченного — нет недопетой песни, нет оборванного аккорда. Это художник настроения не случайного, не странного, а наоборот — плотно слиянного с природой, только ею одной подсказанного. По натуре нежный, меланхоличный и потому отзывчивый не столько на общее, сильное в природе, сколько именно на ее нюансы, на то, что не кричит о себе, а скромно прячется в полутонах и там поет свою тихую, нежную, еле уловимую, почти недосказанную мелодию! Художник, уделяющий свое любовное внимание даже недосказанному, и так чутко и правдиво». Ровно через 90 лет — 26 сентября 2003 года корреспондент газеты «Неделя» Филипп Маторин, впервые познакомившийся с творчеством Брюммера в галерее «АКК», дополнил вышесказанное: «Я познакомился с человеком, очень тонким, очень интеллигентным, очень ранимым. Леонид Брюммер — творец, который прожил трудную жизнь. Мне показалось, что он никогда не был по-настоящему молодым. Уж больно чиста его палитра, очень реалистичны прорисовки. Он не шокирует, он умиротворяет и просит подумать о вечном и собственной сущности».

я21

я22

я24
Работы Леонида Брюммера

http://alsah59.blogspot.com

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

161